Не выбирайте себе любимчиков (правило № 58)

Выделение кого-то из детей в качестве любимчика — один из самых страшных грехов. Большинство просто сказали бы вам: «Иметь любимчиков нельзя!» Замечательно, конечно, по не исключено, что это окажется не в вашей власти. У некоторых родителей действительно не возникает такой проблемы. Они просто по-другому устроены и не смогли бы выбрать из своих детей любимчика, даже если бы специально об этом задумались. Но есть и такие, кто неосознанно предпочитает одного из детей другим, и если они будут говорить, что любимчика у них нет, они солгут. Если дело обстоит именно так, вы обязаны врать. Ни при каких обстоятельствах вы не должны выдавать никому (за исключением, может быть, только вашего партнера), кого из детей вы любите больше). А чтобы никак этого не выдать, вы должны все время врать и утверждать, что любимчиков у вас нет. Я помню, как моя бабушка однажды призналась мне, что я был любимчиком среди племянников у своей тетушки. Конечно, я сиял, но говорить этого она мне не должна была. Так что учитывайте, что на людей полагаться нельзя, и врать придется не только детям, но и всем окружающим.
Один мой знакомый как-то признался, что ничего не может с собой поделать — у него обязательно есть любимчик среди детей, но это не всегда один и тот же ребенок.

Все его дети в какой-то момент побывали у него в любимчиках, но никто из них об этом и не догадывался. Этот папа также сказал мне, что на самом деле он всегда любил их всех одинаково. Но нередко один из них чем-то просто больше нравился ему.

Так что же делать, если у вас есть любимчик (кроме как врать об этом)? Ну, для начала вы можете серьезно задуматься, действительно ли вы любите кого-то из детей больше, или он просто вам чем-то больше нравится. Может быть, он вам просто чем-то более близок, но это совсем не одно и то же, что любить его больше других. Может быть, на самом деле вы любите всех детей одинаково, просто до сих пор сами этого не осознавали.
Такой подход срабатывает для некоторых, но не для всех. Если вы все равно чувствуете, что кого-то любите больше, вы должны поработать над своим отношением к другим. Сознательно ищите в них черты, достойные любви, может быть, проводите с ними больше времени или найдите общие интересы и выделите время на то, чтобы заняться любимым делом вместе, — смотрите на поезда, ловите рыбу, ходите по магазинам, смотрите ужастики (конечно, если дети достаточно взрослые для этого), гуляйте, готовьте, катайтесь верхом, играйте в футбол…
Кстати, дети всегда стараются сами определить, кто из них — ваш любимчик. Они могут даже спросить вас об этом прямо, а если нет, то они будут пытаться разглядеть какие-то намеки, иногда извращая ваши слова и действия в свою или чью-то пользу. В целом, если каждый из них обвиняет вас в том, что любимчик — кто-то другой, значит, вы ведете себя правильно. А вот если все они сходятся в том, что кто-то один из них — ваш любимчик (правы они или нет), то это повод задуматься, что же служит для них поводом думать так.

Весь Ваш Ричард Темплар

Слова: , ,

В простоте

Воспитание детей — область, в которой каждый считает себя специалистом. Теорий «правильного» воспитания и развития, кажется, уже больше, чем самих детей. Детский психолог Юлия Гиппенрейтер одной из первых в России обратила внимание родителей на то, каким языком они разговаривают с детьми. Психолог Ольга Прохорова поговорила с ней о ее жизни


Текст: Ольга Прохорова
Ключевые слова: герой

Опубликовано в № 3 (248)


фотография: Алексей Платонов

В двадцатом веке нарицательными были имена Макаренко и Спока: активную учительницу могли иронически назвать «Макаренко в юбке», а за понятием «воспитание по Споку» прочитывался вызов советской педагогической школе. Сегодня на любом родительском интернет-форуме на вопрос о воспитании вам ­первым делом ответят: «Читайте Гип­пенрейтер». Книга Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?» была написана 15 лет назад, и все это время она остается бестселлером. Недавно вышла и вторая часть — «Продолжаем общаться с ребенком. Так?».

Воспитание детей — та область, в которой, как в политике или в сексе, каждый полагает себя специалистом. Беседовать с родителями о том, как им следует любить своих детей, не самое благодарное дело. Еще и потому, что быть родителем — значит, получить в руки огромное богатство и неограниченную власть. Мало кто выдерживает.

Я задаюсь вопросом, как Гиппенрейтер удалось не просто быть услышанной, но и продолжать влиять своей книжкой на второе уже поколение родителей? Когда-то я купила два десятка экземпляров и раздала всем знакомым. То, что там написано, казалось бы, череда очевидных истин — но революцию в голове производят как раз самые простые вещи, изложенные беспощадно, правдиво и вовремя.

При чтении книги последовательно испытываешь освобождение, ужас и надежду. Прежде всего гора падает с плеч: любить ребенка можно и нужно просто так, задаром. Ты узнаешь, что быть хорошим родителем прежде всего означает делать то, к чему душа и так расположена, а не тревожиться, что «упустишь ребенка», повторяя вслед за фрекен Бок: «Какая это мука — вос питывать!»

В книге приводятся — и навсегда запоминаются — слова знаменитого психолога Вирджинии Сатир о том, что «четыре объятия совершенно необходимы каждому просто для выживания, а для хорошего самочувствия нужно не менее восьми объятий в день».

Вторым чувством приходит страшное раскаяние за то, что большая часть привычных воспитательных формул, которые машинально слетают с языка, никуда не годятся. «А ну ешь! Кому говорят!», «Что ты нюни распустил?», «А я тебя предупреждала!», «Эх, ты!» или даже «Не вешай нос!», «Подумаешь — ничего страшного», «Не обращай внимания» — все эти фразы день за днем укоряют, одергивают ребенка, заставляют его сомневаться в своих силах, обесценивают его переживания.

Автор не критикует родителей — просто показывает, как на самом деле воспринимаются их обычные слова. Стыдно становится именно потому, что начинаешь видеть их в ином свете.

А вслед за тем уже появляется надежда, что все можно изменить. Оказывается, главное, что следует изменить, — это стиль общения. Не ломать характеры, не искоренять недостатки, не бороться с нарушителями — просто начать иначе разговаривать.

Только подумать: мы привыкли считать и внушать своим детям, что главное не слова, а поступки. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что огромная часть поступков — это как раз наши слова. Некоторые из слов сопровождают нас всю жизнь, влияя на наш выбор, мы наследуем и передаем дальше по цепи поколений установки и принципы, и все они состоят из слов.


После альпсборов на Кавказе, 1946 год

Получается, что очень важно — как разговаривать. Книга учит слушать так, чтобы научить ребенка выражать свои чувства. И так говорить о собственных эмоциях, чтобы ребенок тебя услышал.

Этот стиль общения придумала не Гиппенрейтер. В книге использованы принципы гуманистической психотерапии, изложенные в работах психологов Карла Роджерса и Томаса Гордона. В 1960-х американские психологи горячо взялись за внедрение гуманистических принципов в деятельность педагогов и родителей. Создавались группы и школы, и за три десятка лет многое сдвинулось в сознании людей.

Прежде всего терапевты обращали к клиенту не опыт, а свое человеческое участие, сочувствие. Подобно Сократу, они готовы были не внушать собеседнику свои установки, а быть «повивальной бабкой его собственных идей», — объясняет Гиппенрейтер.

Об этой деятельности Юлия Гиппенрейтер услышала от самого Роджерса, который приехал в 1986 году на несколько дней в Москву. Ее поразил этот подход к психотерапии: «Я ясно поняла, что это очень нужно людям и здесь, в России». И с этого момента перед ней открылось новое поприще, которое полностью захватило ее время и интересы.

Юлии Гиппенрейтер — 80. А в пору работы над книгой было за 60. Потрясение от того, насколько глубже и бережнее можно было когда-то общаться с собственными тремя детьми, настигло ее уже в возрасте бабушки.

— О некоторых методах своего воспитания я просто с ужасом вспоминаю, — рассказывает она и одновременно кружится по кухне, собирая на стол, протирает тарелки, заваривает зеленый чай в хитром китайском чайнике. Это та самая кухня, на которой во время своего приезда побывал в гостях Карл Роджерс. Как насильно высаживала на горшок, и если сопротивлялся, могла сильно дать по попе. Я даже помню, как шлепнула свою дочку, когда та была в трехмесячном возрасте, — она так долго плакала, а я не знала, что с этим делать… Потом я столько работала, что дочерям катастрофически не хватало моего внимания.

Первый муж Юлии Борисовны — ее двоюродный брат, Вадим Гиппенрейтер, которым она восхищалась с детства. В браке с ним она родила двух дочерей. Знаменитый фотограф, художник, охотник и горнолыжник, он обладал безупречным вкусом, сильным характером и суровым нравом. Поначалу желание отличиться в его глазах, получить похвалу было для нее главным стимулом к достижениям — так, например, она и сама стала известной горнолыжницей, мастером спорта, членом сборной команды Советского Союза. Но потом последовал разрыв — она решилась уйти от него с младшей дочерью (старшая осталась с отцом).


На первенстве СССР по горным лыжам. Юлия Гиппенрейтер, Алла Васильева, Евгения Сидорова — члены сборной СССР по горным лыжам. Алма-Ата, Чимбулак, 1952 год

— Единственным оправданием этого тяжелейшего решения было, как я потом поняла, мое стремление к росту. Многие женщины, пережившие развод, разделяют мое ощущение: в такой ситуации наружу выходят скрытые прежде силы, словно ветки дерева расправляются.

Какие-то из долгов по отношению к детям удалось вернуть. В книге «Общаться с ребенком. Как?» приводятся подлинные письма Гиппенрейтер к взрослой дочери. Это ее собственный опыт применения идей Роджерса и Гордона — в отношении внука, сложного подростка, которого мама отравила к бабушке на «перевоспитание».

В профессиональной биографии Гиппенрейтер самый крутой поворот случился в возрасте, когда другие уходят на пенсию. Это было связано с тем же эпохальным приездом Карла Роджерса в Москву. Многие психологи тогда получили потрясение от его семинаров.

Я впервые увидела психотерапевта, в котором замечательным образом соединялись три проявления его личности: то, чему он учил, то, что он на самом деле делал, и каким он был сам, то есть как он жил. И я поняла раз и навсегда, что означают слова: «Орудие психотерапевта — это его собственная личность».

После тридцати лет успешной работы на психологическом факультете МГУ, защиты двух диссертаций, издания нескольких учебников и методических пособий глава научной лаборатории профессор Гиппенрейтер фактически сменила профессию. Переучиваться она поехала в США.

Переход в практическую психологию из науки только со стороны кажется переходом из одного кабинета в другой. А это не меньший шаг, чем если музыковед решит стать дирижером или композитором. На деле ей предстояли годы учебы, десятки семинаров и тренингов. А поскольку наши ученые по западным меркам были за чертой бедности, то поначалу одновременно с обучением на тренингах Юлии Гиппенрейтер и ее мужу Алексею Рудакову довелось зарабатывать на проживание в США сбором помидоров на ферме. Или стричь газон в отеле. Они вспоминают об этом времени с большим воодушевлением.

— Владелец гостиницы сказал, что никогда еще его дорожки не были так тщательно прополоты, — не без гордости говорит Юлия Борисовна.

Можно не сомневаться: все, что делает Гиппенрейтер, она подвергает тщательной прополке от сорняков и неясностей. О ее требовательности в отношении простоты изложения ходят легенды среди ее учеников и коллег.

Эта потребность в ясности — не прихоть, а природное свойство Гиппенрейтер. Именно она когда-то первая разработала стандарты построения экспериментального практикума для психологов — взяв за образец методики физиков с их строгими научными критериями в отношении опытов. В юности она и хотела быть физиком, поэтому в течение тридцати лет своей научной деятельности заботилась о превращении психологии из «лирики» в настоящую естественно-научную дисциплину.

Если внимательно прочитать ее книгу о воспитании, то станет понятно, что и здесь воздействие на родительские ­чувства оказывает вовсе не патетика, не игра на эмоциях, не горячее убеждение. Ясность и просвещенный ум — вот что действует как глоток свежего воздуха. И этим объясняется такой огромный успех ее книги.


С коллегой Лорой в подмосковном советско-американском семейном лагере для психологов и психотерапевтов, 1990 год

«Не поддавайтесь пустословию и туману в речах и головах, — посоветовала она начинающим терапевтам на недавней встрече со студентами-психологами в МГППУ. — Не верьте всему, что написано, и не старайтесь переварить то, что не переваривается. Если вы прочитываете текст и раз, и два, но он так и остается непонятен — кто в ответе, вы или автор? Только если захватило, если полюбилось, что-то прибавится и в вашей душе».

Сегодня Гиппенрейтер продолжает вести тренинги, консультировать и преподавать в МГУ. Новая книга о воспитании «Продолжаем общаться с ребенком. Так?» развивает методики из первой части, в нее были включены главы про общение взрослых членов семьи и новые примеры из художественной литературы и психотерапевтической практики. Вообще, в последние годы ее деятельность — все более камерная, по ее словам, «процесс ушел внутрь, как подземная река».

Параллельно работе с родительскими группами Гиппенрейтер, как и многие, увлеклась НЛП и последние годы ведет тренинг. Техники НЛП в ее тренинге не самоцель, не способ оказывать на собеседника влияние, как она объясняет, а вспомогательные элементы. Основа курса — гуманистические принципы общения и разрешения конфликтов.

Из тела гуманистической терапии энэлписты извлекли скелет. Их методики интересны и полезны, но они не самодостаточны. Хотя успехи в излечении фобий, например, у них поразительные — то, с чем психоанализ не справ­лялся десятилетиями, излечивается за несколько cеансов. Но чтобы техники не превратились в схему, надо обратно нарастить на скелет всего человека.

Легкая в движениях и подвижная — о ней это можно сказать до сих пор, и две лыжного вида трости, которые она использует при ходьбе, придают ей скорее спортивный, чем почтенный вид. Рядом с ней почти всегда ее муж, математик Алексей Рудаков, — они вместе сорок лет. На встрече со студентами МГППУ они отвечают на вопросы студентов по очереди — и Алексей Рудаков, пока жена говорит, поглядывает на аудиторию с нескрываемой гордостью.

— Я помню, как один психотерапевт с чувством сказал, что никогда не применяет психотерапевтические навыки в семье, — говорит она. — Меня это удивляет. Я вот применяю — и очень хорошо получается.

Газета «Большой Город»

Слова: , , , , ,

Радуйтесь, видя своих детей (№ 13)

А вот что меня бесит по-настоящему. Даже и не сосчитать, скольких подобных родителей мне пришлось повидать. Вот что они делают: их ребенок приходит из школы или с прогулки, и встречают они его словами: «Быстрей снимай свои грязные ботинки!» Или «Сейчас же садись за домашнее задание, пока ничем больше не занялся!»

С одной моей приятельницей было как-то в детстве такое. Она пришла домой с огромной шишкой, полученной в спортзале. Тогда после подобных происшествий детей еще отпускали добираться до дома самостоятельно. И вот, придя домой, девочка увидела, что мать моет пол в кухне. И что же она сказала, увидев дочь с таким «украшением»? «Не ходи сюда. Пол мокрый».
И откуда, скажите, ребенок должен узнавать, что родители его любят? Ведь любого — собаку, бабушку с дедушкой, соседских ребятишек, даже почтальона* — они приветствуют куда теплее!

Существует и другой подход — некоторые родители вообще не обращают на пришедших детей внимания, как будто они — предмет мебели. Так тоже нельзя: и полное отсутствие внимания, и внимание исключительно негативное (говоря проще — ругань) вредят ребенку примерно одинаково.

По утрам в рабочие дни все, как правило, спешат и нервничают. Однако дружелюбное настроение не требует лишних временных затрат, а любой способ хоть как-нибудь смягчить недовольство ребенка, когда вы пытаетесь расчесать ему волосы или запихнуть в него что-нибудь на завтрак, заслуживает использования. Во всяком случае мне так кажется.
Неужели трудно встречать собственного ребенка улыбкой или даже объятиями (если, конечно, он еще не дорос до того возраста, когда может начать сопротивляться)? Это вроде бы мелочи, но для детей они имеют огромное значение. Им необходимо знать, что вы радуетесь, общаясь с ними.

А если ребенок пришел домой в грязных ботинках, а вы только что вымыли пол (интересно, кстати, зачем вы это делали, если знали, что он должен прийти и вряд ли у него будут чистые ботинки), не пустить его на порог все равно можно по-доброму, а потом обязательно обнять и поцеловать в награду за послушание.

* Ничего не имею против почтальонов! Те двое, что работают у нас в районе, никогда не забудут приветливо поздороваться с вами, улучшая настроение на грядущий день. Мы (за глаза, правда) зовем их Прыткий (он всегда приходит рано) и Копуша.

Весь Ваш Ричард Темплар

Слова: , , , , ,

Одной любви недостаточно (правило №11)

Сколько раз вам доводилось слышать избитую фразу: «Любовь — главное, что вы можете дать детям»? Да, несомненно, любовь необходима. Я полагаю, это уже ни для кого не секрет. Однако если вы не дадите своим детям ничего, кроме любви, они окажутся серьезно обделены.
Родители-«хиппи» (я знаю, кто это такие, я сам когда-то был таким) часто как будто убеждены, что дети должны свободно носиться, где придется, с ветром в волосах и травкой под ногами, и быть счастливыми просто потому, что знают, как их любят. Их нельзя ограничивать (это же контроль!) и как-то влиять на их поведение (это вмешательство в их самоопределение!).
Прошу прощения, секундочку!
Так-то лучше. Меня чуть не стошнило. Давайте начнем еще раз.
Я раньше жил в Гластонбери, так что насмотрелся на детей хиппи, которые росли именно так. Когда они становились взрослыми, им было сложно найти свой путь в реальном мире и построить нормальные взрослые отношения с друзьями и коллегами. Некоторым было проблематично даже есть нормальную еду, потому что восемнадцать лет они питались исключительно проростками гороха. Одна моя знакомая пара из таких детей, чтобы скрыться от родителей, даже уехала жить за границу!
Да, да, да — вы должны давать своим детям любовь. Но есть еще кое-что необходимое: привычка к порядку, самодисциплина, интересы, достойное образование, широта взглядов, способность к самостоятельному мышлению, понимание ценности денег, фундамент для уверенности в себе, способность усваивать новое… и иногда стрижка.

Эй, а никто и не говорил, что все просто. Заводя детей, вы берете на себя серьезный труд, который не станет легче до конца вашей жизни. Ничего хорошего не получится, если вы будете думать, что их можно просто любить, и лавры образцового родителя вам обеспечены.

Для детей нет ничего хорошего во вседозволенности и бесконтрольности; вы должны принимать участие во всем, а это означает вложение вашего пота, крови и слез. Но если взглянете вокруг, то вы поймете, что у многих родителей все получается как надо, так что эта задача не может быть такой уж непосильной; главное — осознать ее. И ваше счастье, что у вас есть на ее выполнение целых 18 лет.

Весь Ваш Ричард Темплар

Слова: , , , , , ,

Вы здесь

Гид > любовь

Шедевры мирового детского фототворчества - коллекция flickr -

 
DSCF5103DSCF4237Alexander's Nature Quest Contest EntryAlexander's Nature Quest Contest EntrySilted dam, OrrorooPassing freight trainOld Adelaide tramsOrroroo lookoutYaya's birthday caketrain couplingMagpie refuellingAmber lightSloping DrivewayBaby Mouse in the bathDolls house interior - upper landingDoll's house balconyDentist's waiting roomHandcrafted paper Adelaide Metro train

Новая жизнь старых вещей

Новая жизнь старым вещам! Наша Земля имеет ограниченные ресурсы и мы должны с умом подходить к утилизации отходов. Вдохновитесь нашими идеями и дайте вторую жизнь Вашим вещам! Посмотрите на них с другой стороны, с третьей и четвертой и узнайте, как многократно использовать, переработать и уменьшить наше потребление материалов и продуктов, чтобы уменьшить занимаемую нашим мусором площадь!