Разговорчики в строю!

Школ таких в России, прямо скажем, немного. Многие школы сами идут к этому, но их давят перспективой ЕГЭ, тестов, единых срезов, исходя из «нам тоже было в школе плохо, но мы отсидели свой срок»…

Сегодня эксперимент в московской Школе самоопределения ведет учитель Татьяна Сергеевна Шагова. А Ольга Балабан возглавила движение – помогает открыться другим паркам,

проводит там семинары, помогающие снять страх у учителей перед детской свободой. Теперь ей хочется заняться снятием страха также и с руководителей образования.

- Людей, готовых помочь в организации такой Школы, много, только они сами, мне кажется, еще об этом не подозревают! – улыбается она. – Вот Саммерхил – просуществовала в Англии почти 80 лет. Периодически ее пытаются закрыть, но вступаются ее последователи и выпускники, и школа продолжает работать. Думаю, и в нашем Министерстве образования скрываются до поры до времени терпимые к свободному образованию люди, готовые поддержать создание и развитие сети таких школ в России. Как бы вот только их обнаружить да свести с учителями, готовыми работать в школе-парк?

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , ,

Зачем учиться для себя одного?

Удивительно, почему в школе подсказывание считается преступлением. «За подсказки накажу и тех, и других». То есть и того, кто распят у доски, и тех, кто пытается спасти одноклассника от расправы. Весь класс должен сидеть и наблюдать безучастно-насмешливо, как допрашиваемый корчится под вопросами учителя. Каждый сам за себя. Солидарность наказуема не менее, чем преступление. Это – философия Режима.

А если бы жизнь в школе перевернуть с головы на ноги? Если бы дети ежедневно помогали друг другу? Если бы тот, кто прошел материал, растолковывал бы его следующему? Кажется, потеря времени, кажется, он мог бы за это время в собственных упражнениях подналовчиться, на следующую тему перейти. Так нет же! Зачастую формально, поверхностно понятое, знание стирается, как только закрывается учебник. А растолкуй его кому-то помладше, а то и ровеснику, попутно и сам разберись в деталях, открой неожиданно, что и сам половины недопонял, повтори непонятливому раз-другой, наполни скучные формулы теплом человеческим отношений – поймешь этот материал на другом уровне, построишь, сделаешь свое знание, как говорят в Парке. Так устроен человек, что перенимает он знания лучше всего от человека – не с листа, не с экрана. Эмоциональные зацепки, как гвоздики для картин, держат образы, идеи и формулы в нашей памяти. И эта система взаимного обучения, повторяющая естественный процесс домашнего взаимообучения братьев и сестер языкам, домоводству и ремеслам, была известна сотни лет назад. Почему же мы перестроили ее на скучно эгоистичную идеологию потребления без передачи?

- Самая большая и опасная ошибка школы – отнятие у детей права отдавать. Отдавать не тем, кто проверяет, а тем, кто еще не знает, – говорит Ольга Леонтьева. – Выучил параграф, пересказал его учителю, получил отметку, но ни для кого не стал более значимым, ценным человеком. Другое дело, когда один ребенок чему-то научился, а другой попросил объяснить. Они становятся интересными друг для друга людьми, объясняющий чувствует себя значимым человеком.

Такие живые взаимоотношения старших и младших, естественные в семье, были разрушены очень давно, с появлением классно-урочной школы. Их нужно заново создавать. Не для того, чтобы старшие присматривали за младшими, а для того, чтобы каждому ребенку дать шанс стать для кого-то помогающим, мудрым, опытным старшим… Детям так важно испытывать это чувство! Когда в Парке появляются новенькие, на них просто набрасываются многочисленные «старенькие» опекуны, и новички теряются – не от травли, как обычно, а от сверх-интереса и гиперопеки.

- Возможно, ошибка традиционной системы обучения лежит именно в установке на то, что учащийся должен что-то взять… Ведь зачем учиться, если это никому, кроме тебя, не нужно? Картины пишут, чтобы на них смотрели другие, стихи – чтобы их читали. Доктором становятся, чтобы лечить людей, а поваром – чтобы вкусно кормить. Если это так, то

школу мы должны создавать не как место, где можно получать образование, а как возможность расширения своей нужности для других. Ведь ясно, что главное в жизни – найти место, где ты кому-то нужен. Только тогда и будешь счастлив.

Так в школе-парке смещаются ценности: образованием становится не то, что можно получить, а то, что можно отдать.

И единственное, чего в парк-школе нет совсем – это проблем с дисциплиной на занятиях. Муху, правда, все равно не слышно: когда люди действительно работают, он невольно шумят.

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , ,

Кто такой человек образованный

…Когда заканчивался первый экспериментальный учебный «парковый» год, родителям учеников, еще несколько растерянным, не уверенным в правильности выбора, не расставшимся с ностальгией по настоящей школьной дисциплине, когда учителя ругают родителей за плохую проверку плохо сделанной домашней работы, предложили написать… рекомендательные письма своим детям о том, что в них, детушках, появилось нового и хорошего за время учебы в парке. О том, чему ребята все-таки научились – если вообще научились, бегая по Парку.

И что оказалось.

«Чему я очень рада в моем сыне, Косте М.

Я рада, что ты:

1) Перестал считать, что ты хуже кого-то из ребят умеешь и можешь делать что-то.

2) Не боишься сложного задания, берешься, доводишь до конца, несмотря на сомнения.

3) Понял, что ты интересен многим и можешь многое, чего не могут другие.

4) Научился работать с разными ребятами, сотрудничать, помогать им.

5) Понял, что если поработать, вложить усилия, сделать все, что можешь – то сможешь: сыграть большую роль, сделать большую работу, научить других, стать лучшим в чем-то, научиться многому.

6) Хочешь ходить в школу.

7) Хочешь научиться многому.

8) Хочешь научиться сложному.

9) Хочешь научиться делать многое хорошо.»

Не кажется ли вам, что на освоение такой программы многим людям требуется целая жизнь и иногда не хватает ее? Что это есть не что иное, как умение жить? То, что отличает человека состоявшегося, сильного, способного выдержать жизнь и простроить ее для себя по-своему? Не есть ли это та основа характера и ума, на которую потом должны ложиться (и только и могут правильно лечь) миллионы битов информации – нужной, интересной, осознанно выбранной информации? Нельзя ли сказать, что эти качества – и есть цель воспитания, образования человека?

Учит ли этому традиционная школа? Вернее, удается ли ей научить? Или именно эти качества ей удается подавить и разрушить? Ведь с похожим букетом трепещущих чувств и желаний малыши переступают порог 1 сентября.

Куда, в какой песок уходят потом все эти хотения и понимания?

«Но они же останутся неучами!!!»

Нам привычно кажется, что только академически разработанный глобальный план, сложно связанные между собой программы по школьным предметам могут дать ребенку полноценное, энциклопедическое образование, систематическое представление о мире. Какие битвы разыгрываются в академических институтах за ту «компоненту» или за эту, за включение этого блока или за интеграцию этих наук на этом именно уровне, а не на том… А Маша заболевает ангиной, пропускает компоненту и никогда не наверстывает ее. А у десятилетнего Пети нервный срыв на почве развода родителей, он выбегает в плавках в коридор из бассейна, повергая в шок педколлектив и в слезы маму, и весь блок интегрированных наук этой осенью проскальзывает по краю его сознания, не оставляя отпечатка – вот вам систематические знания, энциклопедический взгляд на мир! Так, может, оставить его в покое? Разрешить ему развиваться не всесторонне, а только по той спиральке, что исходит из маленького интереса, например, к щенкам с толстыми лапами и движется теплым интересом к удивительному устройству жизни вообще?

Вы думаете, не увлечется ребенок исследованием на глобальную тему о том, почему у щенков, как правило, толстые лапы – если это его собственный вопрос? Если именно этот научный труд и станет единственным содержанием его школьной жизни первое время? Особенно если учитель будет увлечен этой темой не меньше его?

Лишь бы найти этот интерес! Мотивация горами движет, а витки спирали имеют свойство расширяться, захватывая много нужных вещей по дороге. Увы, может быть, он не доберется до интегралов или органической химии, а также квантовой физики, увлеченно маневрируя лишь в потоках своей информации. Но ведь их и не осваивают 70 процентов детей в обычной школе, и все равно, как подтверждают ученые, 90 процентов программных сведений, вошедших в правое ухо, вылетает из уха левого?

Имеет ли право ребенок стихийно строить траекторию своего образования, пробираясь в море информации вслед за своим самостоятельным интересом, или он должен поглотить отмеренную взрослыми меру культурного опыта человечества – пассивно, с сопротивлением, поверхностно, с провалами, но по плану?

Кровавый это в образовании вопрос. На этом лезвии не один новатор срезался, не одна экспериментальная школа сгорела.

- Мой педагогический опыт показывал, что внутри одного предмета ребенок действительно может выбирать свой путь и при этом развивать знание эффективнее, чем при последовательном изучении, – продолжает Ольга Леонтьева. – Следуя установкам на ценность автономного знания, можно, например, научить детей не только иностранным языкам, но также химии и биологии. Но если так, то почему всю свою образовательную траекторию он не может прокладывать сам? Может!

Так почему бы не поставить ребенка в ситуацию выбора и поиска с самого начала, пока живы его бесчисленные вопросы? Ведь дальше инициировать познавательную активность подростков, убитую школой, будет очень трудно.

- Мне кажется, главное, что мы можем сделать в парк-школе и чего не может сделать класс-школа – это с самого начала создать возможность для поиска каждым ребенком личностного смысла в этой искусственной деятельности, – говорит Александр Гольдин, ныне директор екатеринбургской школы №19, руководитель федеральной экспериментальной площадки «Школа-парк».

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , ,

Вы не ругаете, значит, не учите

…Сначала система ценностей в Парке оказалась настолько неожиданной для взрослых, а свобода детей – настолько неограниченной, что некоторые родители взбунтовались и стали требовать жесточайшей дисциплины по отношению к своим чадам.

- Вы не знаете моего ребенка, Вы не его классный руководитель. Вот раньше, в гимназии, я как только зайду, так мне сразу рассказывают, кому он нагрубил, где нахулиганил, с кем подрался. А Вы знай твердите, что все хорошо. Вы ничего не знаете о моем сыне! – с такими претензиями первое время приходили к Ольге Милославовне родители ребят, которых все равно ничему не выучила жесточайшая дисциплина.

- А у нас этот мальчик был одним из самых лучших учеников: всегда с улыбкой, подвижный, очень любознательный, он у всех учителей вызывал в ответ лишь такие же радостные улыбки, так как с ним было очень интересно работать, он был просто незаменим. У нас все принимали и ценили его, как и всех остальных таким, каким он был. Но самое смешное, что это были родители очень талантливого мальчика, который выучился бы в любой системе, просто идти в ногу со всеми ему скучно, – рассказывает Ольга Леонтьева.

Сама много лет проработавшая в классической школе, она понимает, как раздражали в классической гимназии его постоянные шуточки на уроках. Но кто сказал, от кого это у нас пошло, что умственный труд для детей – священнодействие, юмор и живость – святотатство, а критерий учительского мастерства – слышимость или неслышимость полета мухи на уроке?

- Что дороже – сегодняшнее счастье ребенка, возможность научиться учиться без всякого присмотра и понукания, человеческие качества, которые крепнут и развиваются в обстановке свободы и уважения, – спрашивает Ольга Леонтьева, – или набор знаний, умений и навыков, купленный ценой послушания, унижения, порой даже здоровья и нервных срывов? Зачем платить за него такой дорогой ценой? Ведь всем известно, что знание учебников позже почти полностью исчезает из детской памяти. Однако иногда остается и нечто важное, что помогает ориентироваться в море информации, находить новую и перерабатывать ее на должном уровне. Именно наличие этих скрытых качеств и отличает образованного человека от всех остальных. Над их развитием и надо работать.

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , , ,

Страница: 1 2 следующая

Вы здесь

Гид > парковая школа

Шедевры мирового детского фототворчества - коллекция flickr -

 
Silted dam, OrrorooPassing freight trainOld Adelaide tramsOrroroo lookoutYaya's birthday caketrain couplingMagpie refuellingAmber lightSloping DrivewayBaby Mouse in the bathDolls house interior - upper landingDoll's house balconyDentist's waiting roomHandcrafted paper Adelaide Metro trainBricksIts me photorgaherIts me small humanPortrait

Новая жизнь старых вещей

Новая жизнь старым вещам! Наша Земля имеет ограниченные ресурсы и мы должны с умом подходить к утилизации отходов. Вдохновитесь нашими идеями и дайте вторую жизнь Вашим вещам! Посмотрите на них с другой стороны, с третьей и четвертой и узнайте, как многократно использовать, переработать и уменьшить наше потребление материалов и продуктов, чтобы уменьшить занимаемую нашим мусором площадь!