Вообще не учиться, а общаться

Милослав Балабан формулирует этот вывод еще более еретическим образом: «Если признать целью образования не возвышение ученика над другими, а расширение и укрепление контактов с миром, то необходимо перестроить весь образовательный процесс таким образом, чтобы максимально увеличить интенсивность общения детей между собой.

Рассматривая образование ребенка как укрепление его места в обществе, можно предположить, что нужно содействовать самому поверхностному, а не углубленному знакомству с учебным материалом.

При этом резко повысится количество возможных контактов с окружающими, станут прочнее социальные связи.

Нельзя ли такое многообразие интересов оценивать выше, чем преодоление очередного програмного материала? Это могло бы создать основу для сдвига учебных и этических ценностей, а с ним – для развития в школе многих качеств, которые до сих пор не привлекают должного внимания в образовании. К ним, например, относятся обычные доброжелательность и терпимость, которые так мало стоят в школе, но так нужны в жизни и которых так не хватает в обществе.

А может быть, вообще пора посмотреть на школу и вуз как на средство для достижения таких целей: быть здоровым, счастливым, творческим, быть действующим лицом, иметь множество добрых и прочных отношений в людьми – быть личностью?

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , , ,

Зачем учиться для себя одного?

Удивительно, почему в школе подсказывание считается преступлением. «За подсказки накажу и тех, и других». То есть и того, кто распят у доски, и тех, кто пытается спасти одноклассника от расправы. Весь класс должен сидеть и наблюдать безучастно-насмешливо, как допрашиваемый корчится под вопросами учителя. Каждый сам за себя. Солидарность наказуема не менее, чем преступление. Это – философия Режима.

А если бы жизнь в школе перевернуть с головы на ноги? Если бы дети ежедневно помогали друг другу? Если бы тот, кто прошел материал, растолковывал бы его следующему? Кажется, потеря времени, кажется, он мог бы за это время в собственных упражнениях подналовчиться, на следующую тему перейти. Так нет же! Зачастую формально, поверхностно понятое, знание стирается, как только закрывается учебник. А растолкуй его кому-то помладше, а то и ровеснику, попутно и сам разберись в деталях, открой неожиданно, что и сам половины недопонял, повтори непонятливому раз-другой, наполни скучные формулы теплом человеческим отношений – поймешь этот материал на другом уровне, построишь, сделаешь свое знание, как говорят в Парке. Так устроен человек, что перенимает он знания лучше всего от человека – не с листа, не с экрана. Эмоциональные зацепки, как гвоздики для картин, держат образы, идеи и формулы в нашей памяти. И эта система взаимного обучения, повторяющая естественный процесс домашнего взаимообучения братьев и сестер языкам, домоводству и ремеслам, была известна сотни лет назад. Почему же мы перестроили ее на скучно эгоистичную идеологию потребления без передачи?

- Самая большая и опасная ошибка школы – отнятие у детей права отдавать. Отдавать не тем, кто проверяет, а тем, кто еще не знает, – говорит Ольга Леонтьева. – Выучил параграф, пересказал его учителю, получил отметку, но ни для кого не стал более значимым, ценным человеком. Другое дело, когда один ребенок чему-то научился, а другой попросил объяснить. Они становятся интересными друг для друга людьми, объясняющий чувствует себя значимым человеком.

Такие живые взаимоотношения старших и младших, естественные в семье, были разрушены очень давно, с появлением классно-урочной школы. Их нужно заново создавать. Не для того, чтобы старшие присматривали за младшими, а для того, чтобы каждому ребенку дать шанс стать для кого-то помогающим, мудрым, опытным старшим… Детям так важно испытывать это чувство! Когда в Парке появляются новенькие, на них просто набрасываются многочисленные «старенькие» опекуны, и новички теряются – не от травли, как обычно, а от сверх-интереса и гиперопеки.

- Возможно, ошибка традиционной системы обучения лежит именно в установке на то, что учащийся должен что-то взять… Ведь зачем учиться, если это никому, кроме тебя, не нужно? Картины пишут, чтобы на них смотрели другие, стихи – чтобы их читали. Доктором становятся, чтобы лечить людей, а поваром – чтобы вкусно кормить. Если это так, то

школу мы должны создавать не как место, где можно получать образование, а как возможность расширения своей нужности для других. Ведь ясно, что главное в жизни – найти место, где ты кому-то нужен. Только тогда и будешь счастлив.

Так в школе-парке смещаются ценности: образованием становится не то, что можно получить, а то, что можно отдать.

И единственное, чего в парк-школе нет совсем – это проблем с дисциплиной на занятиях. Муху, правда, все равно не слышно: когда люди действительно работают, он невольно шумят.

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , ,

Но, позвольте: дети как бы учатся… И как бы миллионами

Как бы! Но хорошее ли образование приобретают в школе за четверки и пятерки с плюсом отдельные интеллектуалы и послушные отличницы? Или это натаскивание примерных детей тому, что им безразлично, невкусно, не нужно, потому что не имеет никакой связи с миром их интересов? Соединить же мир их интересов со школьными программами у нас, у взрослых, почему-то ума не хватает.

И потому, если ребенок не рожден с даром высокой социальной адаптивности или со всеядным интеллектом, школа немедленно вступает с ним в открытый конфликт. С трудноуправляемым и маловосприимчивым ребенком из несчастной семьи, с ребенком, таланты которого – не в области абстрактных наук, с ребенком ниже средних способностей, но характером лидера… перечислять можно долго. И нам уже кажется, это неизбежно – война в школьных стенах между взрослыми и детьми. Карательные меры взрослых, партизанское сопротивление детей. Победителей в массовой школе, как правило, нет – на этом фронте всегда без перемен.

И большинство учителей, нормальные, добрые, интеллигентные люди, делают это, сгорают на этом, изо всех сил добиваясь дисциплины и выученных к сроку уроков просто потому, что иначе не представляют себе работы в школе.

Ведь как иначе удержать за партами ораву детей или подростков, как вбить им в головы систематические знания?

Но дают ли они их? Отдельным счастливчикам, конечно, дают. Но много ли? И что дает школа остальным – точнее, что у них отнимает?

- Еще Лев Толстой, беседуя со школьниками, на глазок определил, что усваивают они всего около десяти процентов изученной программы, – говорит Милослав Балабан. – И в наше время исследования Института Гэллапа подтвердили оценку Толстого: школьники, как и сто лет назад, владеют лишь десятой частью пройденного материала.

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , ,

Эффект отстегнутого поводка

Дайте ребенку свободу от уроков! Да первое, что он сделает – он начнет ею пользоваться, и ни на одном уроке вы его не увидите. Правильно. И не видят. Около двух месяцев большинство из новичков в Парке не могут выбрать занятия по душе и тем более регулярно ходить на них.

- Они бы и рады, да с собой справиться так сложно, Конечно, и нас проверяют: правда ли, что можно целый день играть в теннис и не посещать ни одной студии? В шутку мы называем это эффектом молодой собаки, отпущенной на свободу с поводка,

- говорит Ольга Милославовна Леонтьева, начинавшая проект «Парк открытых студий» как лидер команды учителей и детей. – Потом их «саморасписание» становится более-менее постоянным. И примерно полгода уходит у детей на то, чтобы определить основательно, в каких парк-студиях они хотят заниматься.

В Парке (имя-то какое!) принципиальны три позиции: отказ от обязательных учебных занятий, от одновозрастности в образовании и почти полностью – от оценок. В идеале и не нужен никакой аттестат, никакие оценки. По мнению Милослава Балабана, самым лучшим документом об образовании у ребенка был бы портфель с отзывами всех учителей о его успехах. Именно об успехах! По ним и судите, по ним и на работу, и в вуз берите. А уж если мы такие недоверчивые формалисты, то у каждого учителя просто должна быть личная печать, как у врача.

Экзамены… иногда кажется, что только ради них дети и посещают школу, что экзамены стали целью их образования. Но ведь можно и без них!

- Есть опыт других стран, например, Дании, где и взрослые и дети любят учиться и переучиваться, и библиотеки популярнее, чем кинотеатры, – рассказывает Ольга Милославовна. – Дети учатся без регулярных отметок, а выпускные экзамены могут пересдавать в течение всей жизни. Но это мало кому нужно: получить хорошую профессию, даже поступить в гимназию можно, так и не сдав экзамены за девять лет учебы. Школы есть для детей (до 9 класса) и для взрослых, в которых начать или продолжать учебу можно хоть в шестьдесят лет.

…Когда у набегавшегося ребенка через три-шесть месяцев заканчивается процесс выздоравления от ненависти к подневольному интеллектуальному труду, начинают происходить интересные вещи.

Оказавшись в условиях парковой свободы (единственное ограничение: нельзя покидать территорию школы в учебное время – все-таки учителя за твою жизнь отвечают), несостоявшиеся ученики и трудные подростки становятся увлеченными исследователями мира и дружелюбными товарищами собственных учителей и младших ребятишек. И леденящие кровь выпускные экзамены, этот жупел учителей и родителей, эту жердочку, по которой нужно пробалансировать между жизнью и армией – проходят, сдают ребята, как и все остальные – кто с отличием, кто с золотой медалью, кто с серебряной, кто средне по всем предметам кроме позолоченного любимого. С той же процентной нормой сдают, что и в обычной школе! А недавно в московском Парке лучшая ученица отказалась идти на медаль: она не видит в этом смысла. Для многих парковых детей внешние символы успеха постепенно перестают иметь значение.

А ведь это был совсем другой, как говорится, контингент… Когда набирали детей в парк, брали всех, но особенно тех, кому учиться трудно.

Марина Косминастатья Марины Косминой. Марина Космина закончила журфак МГУ, работала в Московской области в газете и на кабельном телевидении, а ныне пишет статьи для газеты «Первое сентября».

 

Слова: , , , ,

Вы здесь

Гид > учиться

Шедевры мирового детского фототворчества - коллекция flickr -

 
DSCF5103DSCF4237Alexander's Nature Quest Contest EntryAlexander's Nature Quest Contest EntrySilted dam, OrrorooPassing freight trainOld Adelaide tramsOrroroo lookoutYaya's birthday caketrain couplingMagpie refuellingAmber lightSloping DrivewayBaby Mouse in the bathDolls house interior - upper landingDoll's house balconyDentist's waiting roomHandcrafted paper Adelaide Metro train

Новая жизнь старых вещей

Новая жизнь старым вещам! Наша Земля имеет ограниченные ресурсы и мы должны с умом подходить к утилизации отходов. Вдохновитесь нашими идеями и дайте вторую жизнь Вашим вещам! Посмотрите на них с другой стороны, с третьей и четвертой и узнайте, как многократно использовать, переработать и уменьшить наше потребление материалов и продуктов, чтобы уменьшить занимаемую нашим мусором площадь!